Наука в Сибири | Наука в сибири | Наука. Сибирь. Общество

Международный симпозиум на Денисовой пещере

Сванте Паабо (Германия)
Сванте Паабо (Германия)
Монтгомери Слаткин (США)
Монтгомери Слаткин (США)
Анатолий Деревянко (ИАЭТ СО РАН)
Анатолий Деревянко (ИАЭТ СО РАН)
Александр Агаджанян (Института палеонтологии РАН)
Александр Агаджанян (Института палеонтологии РАН)
Йосукэ Кайфу (Япония)
Йосукэ Кайфу (Япония)
Сванте Паабо (Германия) и Дэвид Райх (США)
Сванте Паабо (Германия) и Дэвид Райх (США)
Сюзанна Ранкин (Германия)
Сюзанна Ранкин (Германия)
В кулуарах симпозиума
В кулуарах симпозиума
Дэвид Райх (слева)
Дэвид Райх (слева)
За чаем: Сванте Паабо и Монтгомери Слаткин
За чаем: Сванте Паабо и Монтгомери Слаткин

«Мы точно не знаем, когда именно пойдут финансы!»

Директор Института молекулярно и клеточной биологии СО РАН академик Игорь Федорович Жимулев не только рассказал о том, какие научные результаты планируется получить в ходе выполнения работ по гранту Правительства Российской Федерации, но и поделился некоторыми проблемами, которые встают перед организаторами новых лабораторий.

Игорь Жимулев— Профессор Маурицио Гатти уже решил, что надо приехать — через  две недели. Я ему написал: «Не торопись! У вас все не так, как у нас», хотя Италия одна из беднейших стран в смысле науки, денег у них нет.

До нынешнего министра финансов было много людей на этой должности, но ни один из них за двадцать лет существования грантовой системы не научился ее обеспечивать деньгами. Почему я Гатти попросил не приезжать? В конце 2013-го года (уже прошло две с лишним недели), нам объявили, что мы конкурс выиграли. Тем не менее, мы до сих пор не получили даже формального подтверждения этому.

Как дальше идет финансирование… Нам должны прислать договор. Когда его пришлют, неизвестно, а дни уже идут, и за них мы тоже должны отчитываться, выполняя какую-то работу. Ну, хорошо, потом бумаги все-таки придут. Мы их подпишем — и они отправятся обратно. Как в бездну. На три, четыре, пять, шесть месяцев. Потом, когда по каким-то бюрократическим каналам это все пройдет, начнут поступать деньги. При этому я могу сказать, что из всех грантовых средств, которые получают институты, только СО РАН наиболее нормально их перечисляет: например, в случае программ Сибирского отделения — с середины февраля или же в течение первого квартала. Все остальные, скажем так, внебюджетные деньги приходят позже, а некоторые — вообще в октябре. Однако уже в ноябре мы должны написать отчет по проделанной работе. Я сейчас не преувеличиваю, все, кто работает в науке, это подтвердят. Сейчас мы точно не знаем, когда именно пойдут финансы.

Есть еще ряд других проблем. Например, вопрос жилья для иностранного гостя. Я работал в разных странах: например, в университете Цюриха, и там у меня была комната прямо рядом с лабораториями, в одном коридоре. Сейчас мы пытаемся найти жилье для профессора Гатти, пока безуспешно. В гостинице жить в течение времени его пребывания в Академгородке — это дорого.

После Нового года я ежедневно по многу часов занимаюсь организацией этой лаборатории, чтобы когда профессор Гатти приедет, у нас уже что-то было, и по поводу нашего мега-гранта я могу сказать следующее: он совершенно точно будет реализован, и деньги будут потрачены с умом, и мы получим все результаты, которые планировали получить.

Подготовила Екатерина Пустолякова

Фото: Ю.Позднякова