Академический подход к мусору

На круглом столе в администрации Советского района Новосибирска директор ФГУП «ЖКХ ННЦ СО РАН» Сергей Николаевич Распопов огласил свой план: с 2017 года начать переход от захоронения твердых бытовых отходов (ТБО) к их максимальной утилизации.

…Теперь мы пьём кофе у него в кабинете и директор, кстати, лучшего в Новосибирске предприятия ЖКХ поправляет мою обывательскую терминологию. «Пожалуйста, не говорите «свалка»! Свалка — это незаконное скопление отходов под открытым небом. А у нас полигон, где мусор засыпается землёй, поверхность которой затем подлежит рекультивации». Впрочем, мой собеседник соглашается с тем, что и полигон не вполне экологичен, а главное — совсем не экономичен. «У нас в ходу есть такое слово — «полезности», оно означает всё, что может использоваться вторично. Это железо и его сплавы, алюминий и другие цветные металлы, стекло, бумага и картон, полимеры. «Полезности» составляют до 70% объёма отходов, которые привозят на полигон, но лишь 3-5 процентов мы можем в сегодняшних условиях отобрать на вторичную переработку. А в странах Западной Европы, напротив, всего около 12% ТБО подлежит захоронению».

В прессе уже появились сообщения о том, что ФГУП «ЖКХ ННЦ СО РАН» планирует запускать мусоросжигающий завод. Сергей Распопов опять поправляет: «Во-первых, завод — это не печка, которая сжигает всё без остатка. Как уже было сказано, «полезности» следует извлекать и пускать во вторичный оборот. Мы запланировали запустить завод именно по комплексной переработке ТБО и сделать это в четыре этапа. Первый шаг — это сортировочная станция. Мы максимально приближаем её к местам вывоза мусора в южной части Новосибирска и к нашему же полигону ТБО, на который будет уходить неотсортированная часть отходов».

Неизбежные «бесполезности» станут закапывать буквально за забором. Весь мусороперерабатывающий комплекс (о следующих его очередях разговор чуть ниже) планируется разместить на участке площадью 18,5 гектар, примыкающий к действующему полигону ТБО. Сегодня эти земли относятся к Экспериментальному сельскому хозяйству СО РАН, но по назначению не используются (кто там бывал, поймёт, почему). Для того, чтобы начать строительство, заказана топографическая съёмка, на основе которой будет оформлен кадастровый паспорт. В эффективности проекта и его первой очереди Сергей Распопов не сомневается: «Рынок сбыта есть. Во-первых, ряд компаний готов платить за сортировку ТБО по 350 рублей за тонну, годовой доход может составить до 11,5 миллионов рублей. Во-вторых, есть рынок сбыта на отходы, собранные и отсортированные непосредственно нашим предприятием, их будут покупать на условиях самовывоза». Директор ФГУП «ЖКХ ННЦ СО РАН» в идеале видит ситуацию, когда захоронению на полигоне будут подвергаться только органические, строительные отходы и текстиль, а всё остальное «пойдёт на сторону». Правда, под землю ляжет не 12, а ориентировочно 32% исходных ТБО: у нас всё же не Западная Европа, жители которой раскладывают мусор по разным уличным бакам. Из общей российской кучи «полезностей» извлекается меньше.

Сергей РаспоповНо зачем выпускать из рук то, из чего можно самим получать готовое сырьё, стоящее намного дороже отсортированных отходов? В разговоре с Сергеем Распоповым возник только на первый взгляд забавный термин: «обогащение мусора». Ведь на самом деле битое стекло или пустые пластиковые бутылки представляют сырьё для продукции с весомой добавочной стоимостью. Поэтому вторым этапом проекта будет собственная переработка ТБО: термическая (переплавка) и механическая. «Запустив экструдер для полиэтиленового мусора, мы будет получать продукцию в 10 раз дороже» — считает Распопов, — Но что тогда мешает нам тут же поставить линию для производства ПЭТ-бутылки или литья стеклопосуды?» Производство собственной продукции (в основном, тары и упаковки) и есть третий этап развития мусороперерабатывающего производства возле дороги Академгородок — Кольцово.

Но, как ни крути, остаются те самые 32 процента «бесполезностей», а возможности полигона ТБО, напоминающего вулканический кратер, всё равно не безграничны. Если расширять этот объект, то потребуются вложения (вторая очередь обошлась в 10,8 миллионов рублей). Поэтому четвертый этап проекта — это запуск участка по сжиганию бесполезных остатков. В Институте теплофизики им. С. С. Кутателадзе СО РАН разработана пиролизная печь, в которой они станут уничтожаться без открытого пламени (и, соответственно, доступа атмосферного воздуха) при давлении в 2,5 атмосферы. «Это будет сгорание фактически без остатков, точнее, с маленькими кучками пепла, идущими на удобрения — прогнозирует Сергей Распопов, — А выброс газов в атмосферу меньше, чем от одного КамАЗа». При пиролизном сжигании выделяется немало калорий, поэтому завершающим этапом развития проекта директор видит производство тепловой либо электрической энергии. Правда, есть особо опасные виды отходов (ламповые, медицинские), которые не только не пойдут в переработку, но и вообще не будут доставляться (и не доставляются сейчас) на полигон под Каинскую заимку.

Пропасть, точнее, кратер полигона ТБО, планируется преодолевать «в несколько прыжков». И так же, поэтапно, вкладывать средства. Расходы на изыскания, проектную и рабочую документацию (около 4.5 миллионов рублей) ФГУП «ЖКХ ННЦ СО РАН» планирует из собственных средств. Но ещё пять миллионов стоят подключения к энергосетям, порядка сорока миллионов — строительство и оборудование первой очереди, полная стоимость которой «навскидку» оценена в 120 миллионов. При постоянных издержках на уровне 6,7 миллионов в год планируется семилетний срок окупаемости.

Сергей Распопов, Анатолий Локоть, Владимир ШварцкоппНо без внешних инвестиций не обойтись. Сергей Распопов надеется, что «якорным инвестором» проекта станет муниципалитет, тем более, что ему удалось поделиться своим планом с мэром Новосибирска Анатолием Евгеньевичем Локтем во время его посещения Академгородка. «Если мы будем строить завод только из собственной прибыли, — сказал тогда Распопов, — он будет готов только к 2025 году, тогда как ёмкости второй очереди полигона хватает до 2017-го». Тариф на вывоз мусора для населения (41 рубль за тонну), согласно прогнозу, после запуска сортировки измениться не должен. Анатолий Локоть отметил, что впервые сталкивается с подобного рода инициативой, исходящей от управляющей компании ЖКХ. Но его первый заместитель Андрей Евгеньевич Ксензов убеждён, что требуется обосновывать обычный инвестпроект, без привлечения средств муниципалитета: «Раз этот проект выгоден, надо можно взять кредит в банке, и не нужно никаких денег из бюджета просить». А мэр не скрывал, что в областном правительстве (поскольку речь идёт о загородных землях) уже рассматривается альтернативный проект — двух мусороперерабатывающих заводов, на левом и правом берегах Оби. Правда, по словам Локтя, в бизнес-план заложен высокий тариф, около 70 рублей за тонну, что может быть компенсировано субсидиями. Мэр не сомневается, что настаёт время действий: «Всё, город опоясан петлей свалок, проблему пора решать». Он посоветовал руководству ФГУП направить в мэрию детально проработанный проект со всеми расчётами и выкладками: «Давайте посерьёзней подойдём. Мы будем сравнивать».

Жаль, что в тот день не удалось показать городскому руководству действующий полигон ТБО. Сегодня его вид потрясает циклопической неприглядностью. Если четырехэтапный (а с генерацией энергии пятиэтапный) проект переработки мусора ФГУП «ЖКХ ННЦ СО РАН» будет осуществлен, то на этом безжизненном ландшафте когда-нибудь снова будут расти березы и цвести огоньки с медунками.

Но пока неизвестно, когда.

Андрей Соболевский

Фото автора