Карт-бланш. Вызов Арктики

Сырьевая экономика и экономика знаний не должны быть антагонистами, — считает научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики им.А. А. Трофимука СО РАН академик Алексей Эмильевич Конторович.

Сейчас много говорится о невероятных сырьевых богатствах российской Арктики. Приведу лишь один не общеизвестный пример. На Ямале в промышленных масштабах добывают метан, это так называемый сухой газ. Но там же обнаружены и огромные запасы жирного газа, в котором содержится много этана, пропана и бутана. Это важнейшее сырье для нефтехимии. Масштабы такие: США на всю свою нефтехимию расходуют 7–8 млн. тонн этана, а мы только в Ямало-Ненецком автономном округе будем добывать в два раза больше. Надеюсь, не все будет вывозиться за границу и мы сумеем развить у себя в стране современную нефтехимию.

Меня раздражают постоянные разговоры об ущербности сырьевой экономики. Между прочим, черное золото спасает Россию десятки лет. Индустриализация, поднявшая страну из разрухи, стала возможной потому, что основатель отечественной нефтегеологии Иван Михайлович Губкин теоретически обосновал, а потом и открыл «Второй Баку» — Волго-Уральскую нефтегазоносную провинцию. Во время Великой Отечественной войны вопросом жизни и смерти стала поставка топлива для танков и самолетов. Кавказские месторождения оказались отрезанными врагом, добыча на башкирских резко упала из-за истощения разведанных запасов. Страну буквально спас молодой главный геолог треста «Башнефть» Андрей Алексеевич Трофимук, будущий академик, который на свой страх и риск начал бурить в том районе Башкирии, где богатой нефти никто не ждал. И такой мощный фонтан забил! Трофимук был удивительным человеком, которому охотно помогали все три музы настоящего геолога — эрудиция, интуиция и удача. Позже он сыграл важнейшую роль в открытии нефтяных запасов Западной Сибири.

Где теперь была бы наша страна, пережившая тяжелейший политический и экономический кризис в начале 90-х, если бы не эта нефть? Сейчас добыча в Западной Сибири падает по естественным причинам, но экономика этого не замечает, потому что постепенно вступают в строй ранее открытые запасы Восточной Сибири.

Я горжусь тем, что причастен к этим открытиям. Но сейчас нужно готовить следующий плацдарм, идти дальше на север, в Арктику, где научные прогнозы сулят неисчислимые богатства. Бери и делай! Но нет, мы сами себя изводим разговорами о том, что нефть якобы мешает России развиваться. Соединенные Штаты добывают никак не меньше нашего нефти и газа, но почему-то над ними не тяготеет «нефтяное проклятье». Там сырье перерабатывается в дорогую высокотехнологичную продукцию. Даже страны Залива, которые раньше никогда не отличались большой прозорливостью, теперь вкладывают огромные средства в образование, науку и собственные инновационные разработки. Что нам-то мешает это делать? Уровень переработки природного сырья в России недопустимо низок, и страна теряет из-за этого огромные потенциальные доходы.

Главное ограничение сейчас — человеческий фактор. Я знаю, что многие скептически смотрят на возможность освоения Арктики с ее плотностью населения в одну десятую человека на квадратный километр, скудным бытом и суровыми нравами… Что сейчас может мотивировать молодого выпускника столичного вуза бросить веселую и комфортную городскую жизнь ради далекой холодной земли? Деньги? Но вот высятся в Москве здания нефтяных и газовых компаний, где ребята из военизированной охраны получают больше любого буровика, а офисные труженики — больше квалифицированного геолога. Эту ситуацию нужно менять коренным образом. Как можно чем-то полноценно руководить, находясь в тысячах километров от объекта управления? Офисы нефтяных и газовых компаний теснятся в Москве, потому что столице нужны налоги. Будто они не нужны территориям, где живут и работают люди, добывающие наше главное богатство! Забрали из Омска «Сибнефть», и сибирский город-миллионник просел, откатился назад в социально-экономическом развитии. Если так и дальше пойдет, в Сибири и Арктике будет некому работать.

Хотя вообще-то нельзя все сводить только к деньгам… Мне пришлось долго сотрудничать с якутскими геологами и геофизиками. В советское время туда специалистов присылали, в основном из Москвы и Ленинграда, по распределению. Ребята-геологи ехали в Якутию с полной уверенностью, что проработают три года и вернутся домой. А за три года на Севере тогда можно было заработать на кооперативную квартиру. Они и покупали жилье в Москве, но продолжали жить на Севере, нередко до самой смерти. Почему? Там много интересной работы, там нормальные, честные человеческие отношения, там сколько хочешь свободы для самореализации. И климат на северах отличный, очень здоровый. В той же Якутии или на Ямале прекрасная незагаженная природа. Недаром птицы стремятся на север выводить потомство. Вы посмотрите данные последней переписи — высокая рождаемость в России где? На юге, об этом все знают, а еще в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах и в других районах нефте- и газодобычи. Там созданы прекрасные условия для работников и их семей, они с удовольствием на Севере живут и много детей рожают.

Иногда говорят, что нужно Арктику осваивать вахтовым методом. Но я насмотрелся на бедных украинцев, которых возят на вахту самолетами, — это несчастные люди, страдающие от непривычного холода и разрыва нормальных человеческих связей. «Газпром» вахтовым методом осваивает Бованенковское месторождение на полуострове Ямал, но рабочих и специалистов возят не за тридевять земель, а из благоустроенного Надыма. Я уверен, что найдутся в России желающие работать и в дальней Арктики, на шельфе Ледовитого океана. Мотивация у людей может быть разной: одному нужно заработать, другому — себя испытать, третьему найти смысл жизни в том, что делаешь важнейшее для свой страны дело.

Третий вариант мотивации особенно характерен для ученых. Освоение Арктики — это тот случай, когда без науки точно не обойтись. Слишком велика тут цена любой ошибки, а многие технологические решения еще только предстоит разработать. В этой работе участвуют научные коллективы Сибирского отделения РАН разного профиля — геологи, физики, химики, медики. Дела хватит на всех.

 

 

Leave a Reply

Name *
Email *
Website