«Джунгарский треугольник» в сутках езды на УАЗике

К тому моменту, как Российская империя вышла к своим юго-восточным границам, эпоха Великих географических открытий давно закончилась, и на смену путешественникам-торговцам пришли путешественники-ученые (а сейчас, пожалуй, наиболее многочисленными стали путешественники-фотографы). Книги исследователей, которые в девятнадцатом веке ходили пыльными тропами Средней Азии, до сих пор читаются как помесь авантюрного романа с научным отчетом. Те же, кто в нынешнее время выбрал схожую профессию, расширяют и дополняют полученные тогда знания. Ведущий научный сотрудник Института геологии и минералогии им. В.С.Соболева СО РАН доктор геолого-минералогических наук Игорь Станиславович Новиков как раз из таких специалистов. В своем выступлении на научном кафе «Эврика!» он рассказал о Джунгарии, о которой, как говорится в анонсе лекции , «все что-то слышали, но никто точно в деталях не знает». 

Джунгария. Горный район
По словам Игоря Новикова, Джунгария — это вовсе не те загадочные края, что находятся за тридевять земель: «На УАЗике до нее можно доехать за сутки». Нынешнее название территории дал русский дипломат и исследователь Николай Федорович Петровский — легендарная фигура, фактически резидент отечественной разведки, который смог вытеснить из региона своих британских коллег. «В разных исторических документах, в том числе, и китайских, эта огромная земля просто не имела имени, — поясняет Игорь Новиков. — В Древнем Китае она называлась просто Западный Край, но когда туда в девятнадцатом веке пришли русские, Петровский южную большую таримскую впадину назвал Кашгария, а северную, поменьше — Джунгария».
Наносили эту территорию на карты и изучали географы, носившие одновременно и погоны: например, Карл Густав Эмиль Маннергейм (впоследствии — премьер-министр Финляндии) или Лавр Георгиевич Корнилов (один из лидеров белого движения). Николай Михайлович Пржевальский (чьим именем была названа лошадь) и Всеволод Иванович Роборовский (ему достался зверь поменьше — хомячок) также были военными. «И случайно затесавшийся в эту компанию гражданский — академик Обручев, который занимался изучением Джунгарии для науки, а не для военного ведомства», — заканчивает перечисление знаменитых исследователей Игорь Новиков. Кроме русских специалистов там работали японские, германские, британские географы: примерно в таких же погонах.
«С момента присоединения к Китаю этой территории, она всегда была мятежной. Таковой остается и сейчас — ничего хорошего оттуда не сообщают», — говорит геолог. Объясняется это разными причинами: историческими предпосылками, разнородным национальным составом, ассортиментом вероисповеданий. Так, по словам Игоря Новикова, в Джунгарии, помимо собственно китайцев и уйгуров, живут дунгане, исповедующие крайнюю степень мусульманства. «Туда регулярно вливаются деньги и оружие, под боком располагается Афганистан, и КНР есть, о чем беспокоится. Если там снова разгорится пожар, то России опять придется выступить в качестве помощника, как это было в прежние годы», — комментирует ученый.
Кстати, советский период изучения Джунгарии был начат военно-торговым взаимодействием. «В тридцатые годы двадцатого века там пошли навстречу СССР, поскольку Китай развалился, и нужно было с кем-то торговать. Потом у Союза возникла идея поддержать Чан Кайши, и строго по линии Великого шелкового пути, как и тысячи лет до этого, начала работать дорога, по которой шли поставки военной техники, — рассказывает Игорь Новиков. — Транспортную артерию нужно было охранять, поэтому туда вошли советские войска, а вместе с ними и геологи: Синдзяньская геологическая экспедиция. Однако неожиданно, после великой дружбы, китайцы начали изгонять оттуда всех наших специалистов: в итоге СССР утратила контроль над территорией».
Эоловый город в пустыне
Если говорить о географических особенностях, то Джунгария представляет из себя замкнутую горную равнину: алтайские хребты на севере, китайский Тянь-Шань на юге и небольшая цепь на северо-востоке. Жизнь жмется к этим окоемам по периметру, а то, что расположено прямо в середине — пустыня Гурбантюнгют, одна из величайших в Азии. Правда, постепенно она перестает быть таковой: климат улучшается, активных песков уже нет (по описаниям столетней давности были), и местность превращается в нечто бугристое и заросшее.
Геологам же, по словам Игоря Новикова, работать в Джунгарии очень удобно. «Дело в том, что на протяжении последних 350 миллионов лет здесь была суша. Систематически по периметру треугольника формировались горы. Потом они разрушались, и все, что там наличествовало, спускалось во впадину, образовывалась равнина. Во время последней такой итерации этот слоеный пирог, который фиксирует осадконакопление, по краям был задран и стоит вертикально, — рассказывает ученый. — В результате можно за день пешком пройти путь от 350 до 3 миллионов лет, наблюдая фаунистические останки и все, что еще захотите. Своеобразный  геологический музей под открытым небом!». Толщина этих «летописей» в самой глубокой части около 18 километров. «Можно представить себе радость советских специалистов, которые пришли в регион: полная обнаженность, ни кустов, ни мерзлоты, ни мошкары. Понятно, что открытия посыпались одно за другим. Буквально за два-три года были обозначены практически все большие месторождения, которые эксплуатируются по сей день», — говорит Игорь Новиков.
Полезных ископаемых в Джунгарии действительно много: цветные и черные металлы, плюс нефть, причем, самоизливающаяся, как тяжелая, черная, так и очень похожая по цвету и консистенции на солярку. Несмотря на высокий уровень ее добычи, излияния происходят до сих пор. Конечно, по сравнению с Западной Сибирью, «черного золота» там мало — процентов десять от нашего количества, но месторождения достаточно мелкие, за ними, по словам Игоря Новикова, надо гоняться, поэтому в регионе и добыча, и разведка нефти только растет: «Заканчивается один задел, но успевают узнать о новом».
Помимо этого Джунгария — еще и крупный угольный район. По запасам он больше Кузбасса раз в десять. Как и в российском регионе, там находят окаменевшие деревья, но если у нас идет замещение карбонатом, и получившиеся в результате объекты неустойчивы к воздействию атмосферы, то там в качестве замещающего соединения выступает кремний. «С одной стороны, это плохо: не видны годовые кольца. Зато снаружи отчетливо заметны всякие сучки, кора и так далее. В пустыне иногда встречаются целые леса этих окаменевших деревьев, стволы по 30-40 метров лежат вповалку», — комментирует Игорь Новиков. Кроме палеофлоры в Джунгарии есть и палеофауна: это место одно из крупнейших на планете по нахождению останков динозавров, и новые виды открывают чуть ли не ежегодно.
Урумчи
Геоморфологические карты территории, о которой идет речь, созданы сибирскими исследователями. «Сколько мы ни искали «предшественников», ничего не нашли, пришлось рисовать самим», — говорит ученый. Что же можно на них увидеть? По краям, как уже говорилось раньше, находятся горные сооружения, причем, оледенения они несут очень незначительно. Учитывая молодость хребтов и цепей, Джунгария является сейсмически активным местом. «Китайский Тянь-Шань трясет чаще и больше, чем Алтай, но сильных землетрясений у нас примерно поровну», — отмечает Игорь Новиков. Территория очень аридная: мало осадков, мало лесной растительности, хотя северный склон Тянь-Шаня зарос, по словам геолога, совершенно роскошными елями. Очень интересным объектом, как говорит специалист, является фундамент, выходы скальных пород. «Мы тут привыкли, что если есть такой выход, то это либо хребет, либо возвышенность, а вот в Джунгарии — остатки древней равнины. Очень удобно производить на нем исследования нашего профиля, и именно с этим районом связано большинство полиметаллических месторождений: не потому, что в горах их нет, а потому что тут их искать и добывать удобнее», — рассказывает Игорь Новиков.
Несмотря на кажущуюся экзотичность, Джунгария — вполне «русский» край. Достаточно вспомнить, что расположен он в северном Синьцзяне, а уж с последним, в значительной мере за счет белой эмиграции, Россия связана прочно. Тем не менее, как отмечает геолог, наши соотечественники жили там задолго до событий двадцатого века и даже за триста-четыреста лет до того, как Российская империя приблизилась к этим местам. Это был «филиал» общины староверов, образованный за границей, и несколько тысяч человек там проживало уже в пятнадцатом и шестнадцатом столетии. Говорят, живут и сейчас, продолжая исповедовать свой формат религии посреди весьма пестрого населения.

Leave a Reply

Name *
Email *
Website